Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Обзор скаутских событий на период осенних каникул

Originally posted by odessa_kid at Обзор скаутских событий на период осенних каникул
Вторник 31 октября
День Каменного века
Изготовление каменных орудий труда и наскальная живопись.
Проводится на берегу моря



Среда 1 ноября
Жучиная ферма
Посещение фермы жуков-носорогов у местного энтомога



Четверг 2 ноября
Шервудский парк
Спортивное ориентирование и стрельба из лука в дендропарке

"Церковь Свидетелей Матушки-Екатерины Основательницы" наносит очередной удар лбом в стену логики.

Таке можливо тільки в "русскомЪ мірѢ" :D

Originally posted by mysliwiec at "Церковь Свидетелей Матушки-Екатерины Основательницы" наносит очередной удар лбом в стену логики.
Это единственно возможное и правильное поведение прихожан "Церкви Свидетелей Матушки-Екатерины Основательницы Одессы" (и искони русских окрестностей), которое полностью. соответствует канонам их эрзац-религии.

Вялотекущая историческая шизофрения осложненная синдромом имперской деменции, распространена не только в Одессе, но и в Измаиле .
Цитата:

"В Городском саду Измаила в четверг, 21 сентября, прошел литературный пленэр
"Сергей Алексеевич Тучков: в память потомкам",
приуроченный к 250-летию со дня рождения основателя Измаила
и 427-й годовщине основания города".


Повторяю ещё раз и по складам :
В день 427-й годовщины основания города,
они празднуют 250-летие основателя этого города.
Который (основатель города), родился через 177 лет после того, как он основал город за 177 лет до своего рождения.

Если не верите, всё тут. И даже и с картинками и с видеом:





"В Измаиле вспоминали основателя города"


"Ось така ***ня, малята".
(с)
Дід Панас.




Цей пост також розміщено на: http://mysliwiec.dreamwidth.org/2897279.html
Коментів: comment count unavailable

То, о чём никто не знает

"Отважные мореходы викинги не знали магнитного компаса (который к тому же в приполярных областях бесполезен), но в то же время отлично ориентировались в море, доплывая до Гренландии и Северной Америки. В одной из древних исландских саг (конец IX — начало Х века) изложен эпизод плавания викингов при пасмурной погоде, когда ориентироваться по Солнцу не было возможности: “Погода стояла облачная и штормовая... Конунг осмотрелся и не нашел ни клочка голубого неба. Тогда он взял солнечный камень, поднял его к глазам и увидел, где Солнце шлет свой луч через камень”.Collapse )
Подробнее см.: https://www.nkj.ru/archive/articles/12390/ (Наука и жизнь, СОЛНЕЧНЫЙ КАМЕНЬ ВИКИНГОВ)
Originally posted by skeily_ramires at То, о чём никто не знает
Есть такой сорт клиентов, который задаёт один и тот же феерический вопрос:
- А что это за камень?
- Это кианит.
- Я такой не знаю! - оскорблённым тоном. - Поддельный что ли?
Хочется задушевно сказать:
- Поддельный. Пошли, покажу как я их подделываю.
На свете существует масса камней, которые никто не знает. Иногда они "не ювелирные", иногда они просто редкие или недавно открытые. Расскажу-ка я вам нынче про некоторые!

Collapse )

Ханна Арендт "Истоки тоталитаризма"

"Ничто, вероятно, не подчеркивает более убедительно сходства двух систем, чем выдвигаемые Ильей Эренбургом и другими сталинистскими интеллектуалами оправдания своего прошлого или их рассказы о том, что они действительно думали во время Большой Чистки. "Сталин ничего не знает о бессмысленных репрессиях против коммунистов, против советской интеллигенции", "они скрывают это от Сталина", "если бы кто-нибудь рассказал Сталину об этом" и, наконец, что главным виновником был вовсе не Сталин, а соответствующий глава полиции. (Цит. по: Tucker R. С. Op. cit. P. XIII.) Нет необходимости говорить о том, что это как раз то, что вынуждены были говорить нацисты после поражения Германии."

"Nothing perhaps underlines more convincingly the similarities of the two systems than what Ilya Ehrenburg and other Stalinist intellectuals have to say today in their efforts to justify their past or simply to report what they actually thought during the Great Purge. "Stalin knew nothing about the senseless violence committed against the Communists, against the Soviet intelligentsia," "they conceal it from Stalin" and "if only someone would tell Stalin about it," or, finally, the culprit was not Stalin at all but the respective chief of police. (Quoted from Tucker, op. cit., p. XIII.) Needless to add, this was precisely what the Nazis had to say after the defeat of Germany."

"Добрый царь, злые бояре..."

Фото библейских персонажей. Удивительный набор этнических типов

Проект - супер!
Якщо когось бентежить чорношкірий Ісус, то майте на увазі, що звичне зображення на православних іконах також вкрай далеке від семітського тип.

Originally posted by skeily_ramires at Фото библейских персонажей. Удивительный набор этнических типов
Оригинал взят у shakko.ru в Фото библейских персонажей. Удивительный набор этнических типов
для fish_n_lilies

Фотопроект James C. Lewis.
Серия ICONS OF THE BIBLE


Блудница Раав



Царица Эсфирь



Collapse )

Необыкновенный эксперимент отечественных историков.

Originally posted by odessa_kid at Необыкновенный эксперимент отечественных историков.
В 1989-м году группа энтузиастов из Одессы организовала археологическую экспедицию на остров Змеиный в Чёрном море. Инициатором экспедиции стал Игорь Мельник, будущий доктор исторических наук,
а руководителем - Сергей Охотников, заместитель директора Одесского археологического музея.
Тогда, на острове и возникла идея построить копию древнего судна и совершить на нём плавание.
Так и родилась "Ивлия", копия древнегреческой биремы. Так и появился "Цент исследований истории мореплавания". За последующие почти тридцать лет, представителями центра реконструированы: греческая бирема, финикийское судно, линейка архаичных судов из дерева, кожи, тростника, средневековый полакр, древнеруская ладья.

Руководитель Центра исследований истории мореплавания д-р. исторических наук Игорь Мельник

DSC_9861

И вот реализован новый проект. Первая в мире реконструкция архаичного судна крито-микенской цивилизации. Реконструкция осуществлена на основе немногочисленных изображений на керамике, а также на сведениях о технологиях обработки древесины в данной культуре. Судно названо в честь культурного героя Кадма.


Collapse )

Депрессяшки

серый дождик каплет
прямо на стекло
время пить боржоми
раз и истекло
© her-z muzz Ноль

вкалывал как лошадь
жил без лишний благ
и купил роскошный
белый саркофаг
© Сыр

взял я утром черный
и цветной носок
и с глубоким вздохом
парою нарёк
© ОК

говорил что любит
что цветут сады
теребя остатки
синей бороды
© seaL

небо стало серым
холодно дожди
потянулись в дурку
боги и вожди
© Идиот

пожелтели листья
отцвела фасоль
потому что осень
потому что боль
© Хиор

я на антресоли
положу загар
и достану бледный
синий аватар
© Шел


выбрала в мужья я
лысого без ног
чтоб шампунь не трогал
и уйти не смог
© НатаLia Брынских


на пути к успеху
множество преград
постоял у первой
и иди назад
© Sansonnet


снова овдовела
нет мужей троих
до потери пульса
я любила их
© Анна Бордиловская


забрала лисичка
дом у зайчика
и остался зайчик
без вайфайчика
© Вороныч

Зеев Жаботинский "О языках и прочем" (1911)

Це блискуче!

П.Б. Струве в январской книжке «Русской Мысли» (1911) затронул интересный и важный вопрос. Жаль только, что затронул мимоходом и аподиктически разрешил на 4 страничках. Этот спор об этнической природе государства российского, о том, считать или не считать малороссов и белоруссов за особые нации, о том, быть ли России «национальным государством» или же пути ее ведут к так называемому Nationaliatenstaat, – спор этот заслуживает самого серьезного, самого, если позволено так выразиться. увесистого обсуждения. И я глубоко убежден, что постепенно он и станет во всей серьезной российской публицистике предметом такого именно обсуждения. Ибо вопрос о национальностях есть для России кардинальный вопрос ее будущности, более важный, более основной, чем все другие политические и даже социальные проблемы, включая хотя бы самое аграрную реформу. Пишу эти слова и, конечно, знаю, что лишь очень немногие с ними согласятся. И тем не менее, – оно все же так. Было время, когда и в Австрии думали, будто национальная проблема есть второстепенная мелочь, скромно отходящая на задний план, как только на сцену выступают «настоящие» интересы, особенно экономические. А жизнь доказала. что все бытие государства, точно вокруг оси, обречено вращаться вокруг проблемы национальностей, и под конец даже социал-демократия стала давать основательные трещины как раз по швам национальных разделений. От судьбы не ушла Австрия, от судьбы не уйдут и ее соседи.
Я тоже не имею в виду браться за «увесистое» рассмотрение вопроса, затронутого П.Б. Струве. Но хочу сделать несколько беглых замечаний по поводу одной из деталей этого вопроса: о том, куда зачислить малороссов и белоруссов. Вряд ли, впрочем, уместно тут слово «деталь»: это не деталь, а центр тяжести всего спора. В самом деле: если малороссов и белоруссов зачислить, как хочет П.Б. Струве, в состав единой русской нации, то нация эта возрастает до 65 процентов всего населения Империи, т.е. до громадного большинства в две трети: и тогда, пожалуй, картина действительно недалека от «национального государства». Наоборот, если малороссов и белоруссов считать за особые народности, то господствующая национальность сама оказывается в меньшинстве (43проц.) против остального населения, а сообразно тому изменяются и все виды на будущее. Поэтому смело можно сказать, что разрешение спора о национальном характере России почти всецело зависит от позиции, которую займет тридцатимиллионный украинский народ. Согласится он обрусеть – Россия пойдет по одной дороге, не согласится – она волей-неволей пойдет по другому пути. Прекрасно поняли это правые в Государственной Думе. Когда решался вопрос о языках инородческой школы, они, смеху ради, голосовали даже за каких-то «шайтанов» и «казанских греков»; они даже не подняли рук против еврейского языка, очевидно, желая сделать весь законопроект ненавистным и неприемлемым для начальства; но когда речь зашла об украинском языке, они отбросили и паясничество, и хитроумные расчеты и просто подняли руки против, ибо почуяли, что тут самое опасное место, решительный шаг, при котором ни шутки шутить, ни лукаво мудрствовать не приходится.
Возражение П.Б. Струве вызвано следующими моими строками, напечатанными в той же «Русской Мысли»:«На этих страницах П.Б.Струве неоднократно высказывал, что считает Россию государством национально-русским. В этом очерке не место спорить о таком сложном вопросе; но считаю нужным кратко оговорить, что стою на резко противоположной точке зрения. Примыкаю к тем, которые не закрывают глаз на статистику и помнят, что народность, язык которой называется русским, составляет, по несомненно преувеличенным данным переписи 1897 г., всего 43 процента населения Империи. Это много, но этого недостаточно для того, чтобы остальные, «инородцы», добровольно согласились на роль бесплатного приложения к великорусской народности. Относясь с глубочайшим уважением к этой народности и к ее могучей культуре, желая с ней жить и дальше в тесной близости духовного обмена, они, однако, полагают, что естественной вотчиной этой культуры являются пределы этнографической Великороссии, и если теперь оно не так, то причина, главным образом, в вековом насилии и бесправии. Мы, «инородцы», предвидим только одну из двух возможностей: или в России никогда не будет свободы и права, или каждый из нас сознательно использует свободу и право прежде всего для развития своей самобытной национальной личности и для эмансипации от чужой культуры. Или Россия пойдет по пути национальной децентрализации, или в ней немыслимо будет ни одно из оснований демократии, начиная со всеобщего избирательного права. Для России прогресс и Nationaliatenstaat – синонимы, и всякая попытка перескочить через эту истину, утвердить в государстве прочный порядок наперекор воле и сознанию трех пятых населения – кончится крахом. Так полагают «инородческие» националисты, и не только они: а кто прав, ответит будущее».
Collapse )

О происхождении мужских половых органов. Кетская сказка

Originally posted by maiorova at О происхождении мужских половых органов. Кетская сказка
Давненько я сказок не рассказывала. Послушайте же легенду древнего народа кетов (енисейцев) о том, откуда произошли мужские половые органы.

В древности у мужчин никаких половых органов не было, только гладкое место. А у женщин всё естество было, как и сейчас, и если которой-нибудь хотелось интимной близости, следовало пойти в лес, найти там гриб покрупнее и с ним взаимоотношаться. Но однажды одна женщина выбрала неподходящий гриб - то ли чрезмерной величины. то ли коварный и невоспитанный. После взаимоотношений он отказался покидать влагалище, плотно там застряв. Все товарки несчастной пытались вытащить гриб за шляпку - не тут-то было. Засел. А мимо шёл какой-то мужчина и предложил помощь. Ну, давай, тяни, чем шут не шутит. Мужчина потянул, и гриб, словно почувствовав родственную душу, выскочил, как пробка из бутылки. "Ура!" - закричали все вокруг, принесли освободителю кучу подарков, тот набрал и в заплечный мешок, и в обе руки - а куда девать гриб? Ну, мужчина по инерции сунул его между ног. И приключения продолжились. Гриб оказался пассионарный, не был склонен останавливаться на достигнутом. Он взял и прирос. Да так, что не оторвали.

С тех пор всё в нашей половой жизни так, как есть. Мало кто знает, что на самом деле это всего-навсего грибы.

А русские их едят.



Иллюстрация 1. Гриб весёлка, он же Фаллюс бесстыдный, он же Сморчок подагрический.

Рената Салецл "(Из)вращения любви и ненависти" (1998)

"Посткоммунистические страны столкнулись с весьма непростой проблемой: что делать с памятниками коммунистического времени, с материальными останками прошлого режима? Решение этой проблемы связано одновременно и с решением другой проблемы - памятью о прошлом. Некоторые сегодня начинают ностальгировать по прошлому. Но как объяснить эту тоску по эпохе тоталитаризма?
В одном хорошо известном анекдоте коммунистических времен спрашивается: "Какая разница между оптимистом и пессимистом в Советском Союзе? Пессимист думает, что все настолько плохо, что хуже уже некуда, а оптимист считает, что бывает и хуже". И поныне многие в России и в других странах Восточной Европы по-прежнему придерживаются этого "оптимистического" взгляда на вещи. Экономический хаос раннего капитализма сделал их жизнь еще более тягостной, чем она была при коммунистическом режиме. И как следствие, некоторые переживают сегодня глубокое отчаяние и мечтают об ушедших временах меньшей свободы, но большей социальной защищенности. Падение коммунистического режима стало для этих людей событие, нарушившим их устоявшийся образ жизни. Не желая расставаться со своими привычными представлениями, они ведут себя как истерики: они пытаются найти некую точку в своей символической экономике, некое событие, с которым и начинают связывать главную причину своих страданий. Истерику присущ следующий ход мысли: "Если бы только моя мать не делала этого со мной в детстве... Если бы только та встреча никогда не состоялась... Если бы только я мог перевести стрелки часов назад и начать жизнь сначала..." Вера в это "если бы только" является обязательной фантазией, позволяющей истерику оставаться в роли страдающей жертвы. Поскольку же заставить стрелки часов вращаться вспять невозможно, то истерик может бездействовать, ничего не меняя в сложившейся ситуации.
Аналогично ведут себя и те, кто тоскует по коммунистическому прошлому: раз прошлое кануло в Лету, то нечего и пытаться что-либо делать ради изменения ситуации. Именно поэтому подавляющее большинство этих людей индифферентны к политической деятельности; они не способны к созданию политических партий, целью которых была бы борьба за возврат коммунизма. Вместо этого они уютно устраиваются в роли страдающей жертвы. Парадокс заключается в том, что, желая в прошлом конца коммунизма, они никогда не рассчитывали, что их желанию суждено исполниться. Сегодня же они мечтают вернуься под надежную сень коммунистических институтов, осознавая, что это никогда не случится."

"Аналогичным образом можно понять ностальгические воспоминания о социализме как попытку обрести в постсоветском хаосе хоть какую-нибудь стабильность, найти символический порядок, обеспечивающий идентичность. Но в этих воспоминаниях мы сталкиваемся с другой проблемой, - как нам относиться к наследию прошлого: как новому режиму "стереть" память о режиме предшествующем, память, воплощенную в коммунистических монументах, архитектуре и т.д.?
Здесь мы не должны путать то, как воспринимают эту проблему сами жители Восточной Европы, и то, как ее воспринимают западные средства массовой информации. После падения коммунистических режимов в Восточной Европе начался демонтаж коммунистических памятников, и некоторые западные интеллектуалы открыто критиковали подобные действия, поскольку для них уничтожение монументов - это стирание памяти. Такой взгляд представлен в посвященном снятию советских памятников в России документальном фильме Марка Льюиса и Лоры Малвей "Обесчещенные монументы" (1992). В фильме проводится параллель между тем, как уничтожают коммунистические монументы посткоммунистические власти, и тем, как низверглаи памятники царизма большевики. В обоих случаях пьедестал сохраняется, меняется лишь возвышающаяся на нем статуя героя. Подобное сравнение предполагает, что и прошлые, и нынешние правители не отличаются в обращении с исторической памятью и что усердное разрушение старых монументов не позволит обществу порвать с прошлой революционной идеологией.
Простой ответ на такого рода критику заключается в том, что ни один новый режим, приходящий к власти после более или менее жестокого переворота, не миновал разрушения картин и статуй предыдущих правителей, особенно если правители эти были тоталитарными диктаторами. В тех странах, где смена власти происходит демократическим путем, памятник нового президента с легкостью устанавливается рядом с памятником предыдущему. Однако при авторитартном режиме или в стране, где новый демократический режим заменяет предыдущий тоталитарный, не стоит ожидать, что всё именно так и произойдет. Если мы вспомним постгитлеровскую Германию, то понятно, что нам не придет в голову искать в публичных местах портреты фюрера, хотя они и являют собой часть немецкой исторической памяти.
Взгляд западного человека на посткоммунистическое разрушение памятников как на варварское разрушение истории - это отнюдь не нейтральный взгляд. Здесь мы опять сталкиваемся с представлением, что житель Восточной Европы принципиально отличается от западного человека; а это означате, что он не способен относиться к своей истории "цивилизованно". С одной стороны, легко согласиться, что разрушение памятников является не самым адекватным способом для преодоления обществом фрустрации и что символические останки предыдущего режима не могут быть с легкостью выметены за порог, однако, с другой стороны, нельзя ожидать, что простое сохранение памятников может помочь совладать с травмой, оставленной предыдущим режимом.
Интересную мысль по поводу того, как спасти монументы советского прошлого, высказали русско-американские художники Комар и Меламид. На их взгляд, такого рода памятникам должна быть предписана новая "полезная" роль. Так, из бюстов Ленина они предлагают сдлеать подсвечники, дабы воплотить ленинскую мечту - освещать путь в будущее; статуи Маркса, по их мнению, должны быть перевернуты с ног на голову, поскольку именно так Маркс поступил с философией Гегеля; а монументальные статуи легендарных революционеров следует выдвинуть немного дальше края пьедестала, чтобы их марширующие ноги повисли в воздухе, символизируя беспочвенность коммунистических проектов."