freya_victoria (freya_victoria) wrote,
freya_victoria
freya_victoria

Categories:

Леся Украинка "Одержимая"

ОДЕРЖИМАЯ
Драматическая поэма
Часть I

Берег озера Гадаринского. Далеко на горизонте едва виднеются лодки около берега и чернеет люд, который тучей покрыл далекий берег.
Мириам, «одержимая духом», в глубокой тоске блуждает между камнями вдоль берега, затем поднимается на вершину скалы и смотрит не на берег, а в глубину пустыни, она видит там кого-то вдали.


                                              Мириам
Он там, он все сидит так неподвижно,
как камни, что вокруг него сгрудились.
Над ним – и я как будто это вижу, –
нависли думы тучею тяжелой,
вот-вот ударит ясная зарница
и целый мир осветит. Ох, когда ж,
когда она пробьется через тучи?
Хоть бы меня убила та зарница,
я жажду, жажду этого удара,
чтоб хоть на миг чело то просияло.
Он накормил толпу, тела и души,
всем дал покой, а сам, уйдя в пустыню,
пасет бессчетные отары мыслей.
Нет им числа, и нет ему покоя…
Какой он одинокий, Боже правый!
Неужто не помочь ему никак?
Неужто будет вечно одиноким?
«Придет во славе мир судить Мессия», –
так сказано в пророчестве, и только.
Для мира – милость и для мира – правда,
а для Мессии что? Всего лишь слава?
«Исчезнут войны, распри, смерть, болезни,
мир будет на земле и счастье людям…»
А для Мессии? – снова «слава в вышних»?
И только слава? О, какая кара
Мессией, мир спасающим, родиться!
Всем счастье дать и быть одним несчастным,
несчастным, ибо вечно одиноким.
Кто мог бы дать спасение Мессии
от этой одинокой, страшной славы?
(Настигнутая внезапной усталостью, садится под скалой и склоняется на камень.)
Зачем же по пятам за ним блуждаю?
Зачем? Сама не знаю? Верно, дух
меня сюда завел для верной смерти.
Ну, что ж! пускай! Мне лучше тут погибнуть,
чем где-либо еще. Погибну тут,
в пустыне стало зрение острее,
чем взгляд орла, - смотрела в ожиданьи,
быть может, на меня хоть раз он взглянет?
Нет, не взглянул он, нет, не оглянулся…
Уж слишком буйною была надежда!
На что же я надеялась?.. Не знаю!
(Раскачиваясь, как плачущие над гробом, тихо напевает тоскливую восточную песню, долго, без слов.)
Про это можно спеть, но чтоб сказать
слов не хватает.
                               (Напевает снова.)
                                 О, какие толпы
за ним тогда ходили в Галилее.
И каждый мог одежд его коснуться,
хоть краешка плаща, и только я
коснуться не посмела, ничего я
просить не собиралась: ни здоровья,
ни хлеба в час нужды. Не знаю даже,
зачем я шла с толпою…
                        (Напевает снова)
                                          Никому он
не отказал в совете, в утешеньи.
Кто в чем имел нужду, то он давал.
                        (Напевает).
А в чем же  я нуждаюсь? О Мессия,
ты, может, знаешь?!
                                    Мессия
                                           Знаю, Мириам!
                                    Мириам
                                (испугалась)
Учитель!
                                    Мессия
                               Не пугайся, я покой
хотел бы дать тебе.
                                    Мириам
                                         О, не хочу я,
Я не хочу покоя!
                                    Мессия
                                                      Мириам,
Се дух в тебе глаголет. Что ж не хочешь?
Покоя жаждет всякий.
                                  Мириам
                                     Но ведь ты,
учитель, ты покинул тот покой,
оставив дом свой в тихом Назарете.
                                  Мессия
Сравняться хочешь ты…
                                  Мириам
                                        О нет, Мессия,
я не могу с тобой сравняться, нет!
Я из несчастных женщин, мне известно.
                                  Мессия
Зачем же отрекаться от покоя,
единственной утехи всех несчастных?
                                  Мириам
                    (с внезапной отвагой)
Ведь ты, сын Божий, знать его не знаешь!
                                  Мессия
О женщина, какое твое дело?
                    Мириам, раздавленная, взволнованная, закрывает лицо покрывалом
                                              и поворачивается, чтобы уйти.
                                  Мессия
Стой, Мириам, скажи, в меня ты веришь?
                                  Мириам
Я верю, что ты Божий сын, Мессия,
и все тобой спасутся, но не я.
                                  Мессия
Все, но не ты, о женщина?
                                  Мириам
                                             Сказал ты.
                                  Мессия
Я не сказал.
                                  Мириам
                        Но слышала  я точно.
Прости, учитель, я должна идти.
                          (Отступает).
                                  Мессия
Куда идешь?
                                  Мириам
                        Не знаю. Наугад.
                                  Мессия
Зачем уходишь?
                                  Мириам
                            Я должна.
                                  Мессия
                                              Зачем же?
                                  Мириам
Ты знаешь. Ты – Мессия! Я не знаю.
                                  Мессия
Останься здесь.
              Мириам молча останавливается.
                            Скажи мне, ты слыхала,
что говорил я людям?
                                  Мириам
                                              Да, Мессия.
                                  Мессия
Ты приняла мои слова?
                                  Мириам
                                            Вовеки
я не забуду их.
                                  Мессия
                          Пойдешь за ними?
                                   Мириам
Они теперь за мной пойдут повсюду,
крича мне: «Ты идешь путем неправым!»
По пламенным словам  твоим ступать мне,
как по горячим угольям придется, -
следы мои от них зальются кровью.
                                  Мессия
Ты как рабыня, что, хоть знает волю
хозяйскую, не  хочет подчиниться.
Таких рабов суровая ждет кара.
                                  Мириам
                        (падает на колени)
О горе! Пала на меня уж кара,
и уж никто с меня ее не снимет.

                                  Мессия
Ты маловерна. Если б ты имела
хотя с зерно горчичное…
                                  Мириам
                                              Я верю,
сын Божий, я безмерно в тебя верю,
но я в себя не верю! Я не верю,
что я принять твои слова способна.
                                  Мессия
Твое смиренье хуже, чем гордыня.
                                  Мириам
Я знаю, что оно в сто раз ужасней,
об этом и скорблю.
                                  Мессия
                                        Не клевещи
ты лишний раз на собственную душу, –
не может она быть настолько черной.
                                  Мириам
О нет, учитель мой, она чернее,
чем дом сгоревший, что после пожара
чернеет пустотой. Вода живая,
твоих речей целительная влага,
души моей не может излечить.
Вода спасает от огня живого,
а пепелище поливать нет толка.
                                Мессия
Но что тебе спалило душу, жено?
                                Мириам
Любовь иль ненависть – не знаю я.
                                Мессия
Кого же ненавидишь ты?
                                Мириам
                                            Врагов.
                                Мессия
Своих?
                                Мириам
                  Твоих.
                                Мессия
                                Я возлюбить велел их.
                                Мириам
А я люблю… не их.
                                Мессия
                                  Но эти люди
тебе и мне суть ближние.
                                 Мириам
                                                Но я,
как от ехидны, далека от них.
                                Мессия
Они не знают, что творят.
                                Мириам
                                            Ехидна тоже
не ведает, но всяк ее растопчет,
коль встретит на пути.
                                Мессия
                                        Когда б ехидна
могла отбросить прочь свою отраву,
она была б не хуже, чем голубка.
                                Мириам
Но ведь она отраву не отбросит.
                                Мессия
Про царство Божье на земле ты знаешь?
                                Мириам
Но я сейчас нигде его не вижу.
                                 Мессия
Ты смотришь и не видишь, маловерка.
                                Мириам
О да, не вижу! Ведь слепит мне очи
свет духа твоего. Чем ты яснее,
тем души вражьи видятся темнее,
тем меньше сходство голубя с ехидной.
Не маловерка я, чрезмерно верю,
и вера та меня навек погубит.
Я верю, что ты свет – и как такого
сей мрак кромешный внутрь не приемлет?
Я верю, что ты слово – как такого
глухорожденный этот люд не слышит?
Быть может, нужен им другой Мессия?
Быть может, не довольно сына Божья?
                              Мессия
Они слепы, пока что не прозрели,
лишь только слова мало им для веры,
им нужно дело.
                              Мириам
                             Мало им чудес?
                              Мессия
Я чудеса творил лишь над водою,
но это мало –  надо крови.
                              Мириам
                                              Крови?
Учитель, чья же кровь нужна?
                              Мессия
                                                    Моя.
                              Мириам
Пусть на их головы падет она!
                              Мессия
Не проклинай, вернется то проклятье
тому, кто произнес его.
                              Мириам
                                          Пускай!
Я знаю, что я проклята навеки,
раз не умею я любить врагов.
О, каждая усмешка фарисея
мне кажется противней скорпиона.
Не столь мне отвратительна отрава,
сколь гибкость тела этой подлой твари.
Я вся дрожу, когда его увижу.
В моих глазах оружья грозный отблеск,
в моих речах оружья громкий грохот,
и ненависть моим доспехом стала,
я словно часовой в воротах царских,
готовый угрожать мечом любому,
кто только зло замыслит на владыку.
                              Мессия
Ты и меня так ненавидишь, жено?
                              Мириам
                        (укоризненно)
Учитель!
                              Мессия
                    Или, может, скажешь – любишь?
                              Мириам
Ты говоришь.
                              Мессия
                          Я говорю: кто скажет,
что любит Господа, а брата ненавидит,
неправда это.
                              Мириам
                          Разве тот не любит,
кто душу отдает?
                              Мессия
                              Что значит душу
отдать?
                              Мириам
                А это значит – быть готовым
погибнуть за любовь.
                              Мессия
                                      Так это – тело
отдать – лишь значит. В этом нет души.
                              Мириам
А кто покинет мать, отца и братьев,
и всех родных, и всё, чем жил доселе,
из-за другого – что, и тот не любит?
                              Мессия
Кто от всего отрекся, не отрекшись
лишь от себя – не любит.
                              Мириам
                                          О, какой же
ты жертвы хочешь, Господи!
                              Мессия
                                              Не жертвы,
любви лишь.
                              Мириам
                      Разве всех должна любить я?

                              Мессия
Да, всех.
                              Мириам
                Всех без тебя – да, это можно.
Но и тебя, и всех – нет, не по силам.
Да и за что, за что должна любить их?
                              Мессия
«За что?» - так вопрошают маловеры.
                              Мириам
О, как любить умеют маловеры!
Как пламя пылкая у них любовь!
                              Мессия
А та любовь, что от тебя хочу я,
должна как солнце быть – светить всем равно.
                              Мириам
О, что же мне поделать? Раз нет солнца
в моей душе... Ночь, ночь, слепая ночь.
                              Мессия
И для тебя, быть может, солнце встанет.
                              Мириам
                  (с внезапной надеждой)
Учитель! а не мог бы ты позволить
мне кровь мою пролить?
                              Мессия
                                        Зачем же? За людей?
                              Мириам
Нет, не за них!
                              Мессия
                            Зачем тогда ей литься
Напрасно?
                              Мириам
                    А быть может, не напрасно?
А может, кровью выкупить смогу я…
                              Мессия
Кровь без любви как выкуп не годится.
                              Мириам
О, если б ты хотел принять мой выкуп,
чтоб не лилась твоя святая кровь!
                              Мессия
Ты хочешь выкупить меня?
                        Мириам молча кивает головой.
                              Мессия
                                              Напрасно!
                              Мириам
Пускай напрасно! Но позволь погибнуть
не за тебя, но хоть с тобою вместе!

                              Мессия
Ваал лишь пожирает жертв напрасных,
я ж не приемлю их.
                              Мириам
                                  Мессия!
                              Мессия
                                                Не зови ты
меня Мессией. Ты меня не знаешь.
                          (Уходит).
          Мириам остается в пустыне одна.


Часть II
Гефсиманский сад. Двенадцать учеников спят непробудным сном. Мессия молится. Мириам тихонько крадется под стеной сада, становится в самой глубокой тени, откуда ей видно Мессию в лунном свете
                      Мессия
Вы спите? А моя душа скорбит
смертельно...
Ученики не отзываются, спят...
                      Мириам
                   Боже! снова одинок он,
и хуже, чем в пустыне! Эти люди
черствей, чем камни... А вот там лежит
тот ученик, который - ходят сплетни -
учителю из них из всех дороже,
а спит он, как и все, - быть может, крепче,
ведь самый младший... Я одна не сплю,
я вместе с ним страдаю, тут же, рядом,
но я нема, как стенка, незаметна,
как эта тень, не человек я будто,
так, словно, у меня и нет души...
Я подойду к нему...
(Выглядывает немного из тени, но вновь прячется).


                             О нет, не смею...
Он снова скажет, как тогда сказал:
"О женщина, какое твое дело?"
Что мне ему сказать? Моя душа
теперь чернее. Я теперь не только
его врагов всем сердцем ненавижу,
но и друзей. О, этих еще больше!
Вы, сонное отродье! Свет средь ночи
не будит вас? Кровавая заря вам
очей ленивых отворить не в силах?
Чтоб навалился вечный сон на грудь вам
и без конца кошмарами душил!
В сто раз милей, чем вы, гадюки - кровь их,
пожалуй, что теплее, чем у вас.
(С отвращением отворачивается от спящей компании. Смотрит на Мессию, прислушивается.)


О чем он молится?
                      Мессия
                      (вполголоса)
                                Пусть эта чаша
минует...
                      Мириам
              Саваоф! мольба такая
и не достигнет твоего престола?
Волкам отдашь ты на поживу сына?
                      Мессия
Но пусть твоя осуществится воля,
а не моя...
                      Мириам
                   Сам Вельзевул, наверно,
смягчился бы.
                      Мессия
                      (ученикам)
                        Вы спите? Просыпайтесь!
Душа моя скорбит смертельно ныне!
                      Мириам
В пустыне отзывались гулким эхом
глухие камни, но надежды нет,
что могут отозваться эти люди!
Я отзовусь... Какой злой дух мешает
мне говорить? Единственный! Учитель!
О свет моих очей! Неужто ты
не видишь, как я гибну от тоски здесь,
от боли, от тревоги? И ничем,
ничем тебя утешить не могу я!
... Я отзовусь... Нет, голоса не хватит.
А если хватит, дико задрожит,
как будто полуночный крик шакала,
ведь сердце стиснуто тоскою... Не могу я,
всё это видеть не могу! Прощай!..
Ох, Мириам, ты проклята от Бога!
(Так же незаметно для Мессии, но быстро выбегает из сада).

Часть III
Часть IV
Tags: мої переклади, поезія
Subscribe

  • Ужгородський замок

  • Як вважаєте, що це?

    Йдемо містом, в стіні - двері, невеликі, менше людського зросту. Відчиняю, а там - туалет. Охайний, є вода. Безкоштовний. Найдивніший громадський…

  • Ужгородський ботанічний сад

    В перший день було зачинено, бо працює до 16-ї. Я вже збиралася лізти через паркан :) Лавровишня Барбарис Теж барбарис

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments