freya_victoria (freya_victoria) wrote,
freya_victoria
freya_victoria

Ева Кюри "Мария Кюри"

"В классе тишина, даже больше чем тишина. Уроки истории создают
атмосферу страстного горения. В глазах двадцати юных патриоток, на лице
Тупчи светится восторженность. Рассказывая о давно умершем государе, Маня с
запальчивостью утверждает:
"К сожалению, он был человеком, лишенным мужества..." И эта невзрачная
наставница, и эти умненькие дети, которым она преподает польскую историю на
родном языке, приобретают таинственный вид сообщников и заговорщиков.
Вдруг все вздрагивают, действительно как заговорщики: на лестничной
площадке тихо застрекотал электрический звонок.
Два звонка длинных, два коротких.
Этот сигнал мгновенно приводит все в бурное, но молчаливое движение.
Вскочив с места, Тупча наспех собирает разбросанные книги. Быстрые руки
учениц сгребают польские тетради и учебники, запихивают их в фартуки самых
проворных школьниц, а те, нагруженные запретным грузом, исчезают за дверью,
которая ведет в спальню пансионерок. Бесшумно передвигаются стулья,
осторожно закрываются крышки парт. Дверь широко открывается. На пороге
классной комнаты появляется затянутый в красивую форму - синий с блестящими
пуговицами сюртук и желтые штаны - господин Хорнберг, инспектор частных
пансионов Варшавы: тучный человек, острижен по-немецки, лицо пухлое. Он
молча всматривается в учениц сквозь очки в золотой оправе.
Рядом с ним стоит, с виду безучастная, директриса пансиона мадемуазель
Сикорская и тоже смотрит... но с какой затаенной тревогой! Сегодня оказалось
так мало времени для подготовки. Швейцар едва успел дать условный звонок,
как Хорнберг поднялся на площадку и вошел в класс. Боже мой, все ли в
порядке?
Все в порядке. Двадцать девочек с наперстками на пальцах склонились над
работой и вышивают букетики по квадратикам канвы. На партах только ножницы и
катушки ниток. Тупча с красным от волнения лицом подчеркнуто кладет на
кафедру книгу, напечатанную русским алфавитом.
- Два раза в неделю по одному часу дети учатся рукоделию, - деловито
поясняет директриса.
Хорнберг подходит к учительнице.
- Вы им читали вслух. Какую книгу, мадемуазель?
- Басни Крылова. Мы начали только сегодня, - совершенно спокойно
отвечает Тупча.
Ее щеки начинают приобретать нормальный цвет. Хорнберг небрежным жестом
поднимает крышку ближайшей парты. Ни одной книги. Ни одной тетради.
Старательно закрепив стежки и воткнув иглу в материю, дети прерывают
свое занятие. Они сидят скрестив руки, неподвижно, совершенно одинаковые в
своих темных платьицах с белыми воротничками. Все двадцать детских лиц
как-то сразу постарели и замкнулись, скрывая страх, ненависть и хитрость.
Господин Хорнберг сел на стул, подвинутый ему Тупальской.
- Будьте любезны вызвать какую-нибудь из ваших юных учениц.
Сидящая в третьем ряду Мария Склодовская инстинктивно повертывается
напряженным личиком к окну. Про себя она возносит к небу тайную мольбу:
"Господи, сделай так, чтобы не меня! Только не меня!.. Только не меня!.."
Но она знает, что вызовут ее. Ее вызывают почти всегда, так как она
самая знающая и хорошо говорит по-русски.
Услышав свою фамилию, девочка встает. Ее бросает в жар и в холод.
Ужасное смущение сжимает ей гортань.
- Молитву, - произносит Хорнберг с выражением безразличия и скуки.
Равнодушным голосом Маня читает "Отче наш". Одним из самых унизительных
мероприятий царского правительства являлось требование, чтобы польские дети
каждый день читали свои католические молитвы, но обязательно на русском
языке.
Под видом уважения к религиозным верованиям поляков царь этой мерой
заставлял их же самих оскорблять то, что было для них священно.
Опять наступает тишина.
- Какие цари царствовали на нашей святой Руси со времени Екатерины
Второй?
- Екатерина Вторая, Павел Первый, Александр Первый, Николай Первый,
Александр Второй...
Инспектор доволен. У девочки хорошая память. А какое отличное
произношение, точно она родилась в Петербурге.
- Перечисли состав и титулы императорской фамилии.
- Ее величество императрица, Его высочество цесаревич Александр, Его
высочество великий князь...
По окончании длинного перечисления Хорнберг улыбнулся. Очень хорошо,
даже отлично! Этот человек не видит или не хочет видеть, как встревожена
ученица, как напряглось ее лицо от усилия скрыть чувство глубокого
возмущения.
- Какой титул принадлежит царю в ряду почетных званий?
- "Величество".
- А мой?
- "Высокородие".
Инспектор с удовольствием разбирает эти иерархические оттенки, видимо
полагая их более важными, чем арифметика или грамматика. Наконец, уже просто
для забавы, он спрашивает:
- А кто нами управляет?
Чтобы скрыть вспыхнувшие негодованием глаза, директриса и
надзирательница старательно просматривают списки учениц. Не получив
немедленного ответа, раздраженный инспектор повторяет свой вопрос:
- Кто нами управляет?
- Его величество Александр Второй, царь всея Руси, - с усилием
отчеканивает Маня, вся побледнев.
Инспекторский смотр окончен. Царский чиновник встает со стула и,
благосклонно кивнув головой, направляется в соседний класс. За ним следует
директриса.
Тупча поднимает голову и говорит:
- Душенька моя, поди ко мне...
Маня подходит к учительнице; Тупча, не говоря ни слова, целует ее в
лоб. Весь класс сразу оживляется, а польская девочка, измученная нервным
напряжением, не выдерживает и заливается слезами."
Tags: литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments